Vsv-fin.ru

Финансовая грамотность
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бизнес в днр

Бизнес в ДНР: Займи пустующую нишу!

Любое дело, как известно, спорится, если желудок полон и есть перспектива, что завтра, в этом смысле, ничего не изменится. Построение молодого государства, между прочим, в том числе. Беда лишь в том, что с трудоустройством и приличными зарплатами, к сожалению, в ДНР наблюдаются серьезные проблемы. В то же время, на рынке хватает свободных или почти свободных ниш, вложившись в которые, можно не только прокормиться, но и создать пару-тройку рабочих мест.

…а кушать хочется всегда

Первое, что приходит в голову, когда речь идет о нишах, обитатели которых, пока еще не расталкивают друг дружку локтями – это сфера общественного питания. После того, как хитрые империалисты из «McDonalds» и других сетевых закусочных, оставили нас прозябать без вредной вкуснятины, отыскать в Донецке приличный гамбургер с картошкой, да еще по вменяемой цене – та еще задачка. А попробуйте, к примеру, заказать пиццу на дом, живя за пределами благословенного центра города. Скорее всего, останетесь без пиццы и в дурном настроении, поскольку те заведения, что появились в городе за минувший год, весьма неохотно принимают заказы, поступающие с окраин. А после 20.00, как показывает практика, отказываются привозить лакомства даже на соседнюю улицу. Кто-то просто обязан исправить это безобразие.

Хорошей кофе, как ни странно, в Донецке тоже нужно еще поискать. Конечно, нельзя сказать, что приличных кофеен не осталось вовсе, но, во-первых, тех, что есть, все еще слишком мало для такого города, как Донецк, а, во-вторых, ценники в них, зачастую, такие, что рядовому гражданину и зайти страшно. На окраинах, кстати, уютные кофейни отсутствуют в принципе. А те заведения общепита, что до войны считались весьма неплохими, нынче предлагают клиентам растворимый кофе из одноразовых пакетиков.

Простор для активной деятельности, как видите, широчайший. Знающие люди утверждают, что цены на аренду помещений, пригодных для бизнеса с гастрономическим уклоном, все еще весьма демократичны. Если повезет, в нагрузку к помещению, можно получить и необходимое оборудование.

Правда, есть и другое мнение: в «кофейный бизнес» сразу кинулось слишком много желающих, которые и сняли первые сливки. Что ж, тогда у вас за не очень большие деньги появится аргументированная возможность утверждать, что эра кофеен в ДНР закончилась.

Еще одна сфера, где пока еще нет особой нужды «идти по головам» — это пассажирские перевозки. Тут, конечно, потребуется значительный стартовый капитал. Транспорт – это вам не самодельным мылом через интернет торговать. Но и прибыль, к слову, совсем другая. Ругаемся на новые границы? Ну, так это с какой стороны посмотреть. Для кого граница непреодолимое препятствие, а для знатока проблемы – искусственная плотина, которая по всем законам физики создает запас потенциальной энергии. Теперь дело человеческого разума придумать, как к этой «плотине» прикрутить свое собственное колесо с генератором и извлекать личную выгоду на благо общества. Кому-то вещи привезти, кому товары, кого сопроводить туда обратно. Этим многие занимаются? Многие. Но может и для вас место найдется?

Переквалифицируемся в старьевщики

Времена нынче тяжелые, поэтому люди все больше обращают внимание на отголоски советской эпохи – комиссионные магазины. Потому, что глупо платить больше, если можно платить меньше. Тем более, что сейчас откровенно не до жиру. Комиссионок, к слову, в Донецке уже немало, но, как и в сфере общепита, дончане привыкли доверять тем, у кого есть репутация. Магазины открываются и закрываются едва ли не каждый день, а торговые сети – совсем другое дело. Сразу понятно, что серьезные люди пришли работать и планируют задержаться надолго. Тут, опять же, нишу займет тот, кто первым задумается над организацией сети комиссионок под единым брендом. Опоздавшим, в этом случае, вероятнее всего, придется платить за возможность повесить на свое заведение узнаваемую вывеску или искать счастья где-то еще.

Сезонный отдых – больная тема для жителей непризнанной Республики. Отдыхать за рубежом, по очевидным причинам, могут себе позволить далеко не все, а отдыхать, тем не менее, хочется. Львиная доля приличных заведений на морском побережье, досталась «нашим украинским партнерам». Теперь в них отдыхают представители «Азова» и прочих «диких» батальонов. Нам же с дикими не по пути. Мы – люди цивилизованные.

В первые месяцы войны, владельцы санаториев, домов отдыха и просто владельцев «комнат у моря, в аренду, недорого», сумели прилично заработать, разместив у себя едва ли не треть населения Донецка, Макеевки, Горловки и ряда других городов. Но, к сожалению, как было сказано выше, почти все они остались в Украине, а своих рекреационных зон в ДНР – кот наплакал. Тем, у кого имеется недвижимость, к примеру, в Седово, стоит задуматься об организации импровизированных пансионатов. В пляжный сезон, наплыв клиентов гарантирован. А, следовательно, вложенные средства вернутся сторицей.

Продайте нам радость!

Если же у вас нет стартового капитала и недвижимости у моря, то даже в этом случае не все потеряно. Чего дончанам не хватает по-настоящему, так это положительных эмоций. Радость сейчас в цене и, возможно, вы знаете способ конвертирования радости в живые деньги. И если ваш способ поднимать себе настроение является законным и безвредным, а также не противоречит комендантскому часу, то почему бы не попробовать продать его окружающим? В данном случае, речь может идти, о чем угодно, начиная с изготовления мягких игрушек и заканчивая организацией детских праздников.

Георгий Авдеев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Политика

Исследование

Как выжить бизнесу в Донбассе

Какие схемы использует бизнес в Донецке в послевоенных условиях

Бизнесу в самопровозглашенных республиках Донбасса приходится использовать самые необычные схемы для налаживания поставок с Украины и из России. «Газета.Ru» изучала, как выживает бизнес в ЛНР и ДНР и как с риторикой о национализации власти добиваются работы крупного бизнеса на себя.

После войны мелкому бизнесу в Донецке тяжело. При обнищании населения торговля и так еле дышала, а с повышением цен многих торговцев ждет разорение.

Один из предпринимателей в Дебальцево сказал, что начальник городской налоговой здоровается с ним за руку, потому что в городе «живых» предпринимателей наберется на неполный взвод — 25–30 человек. По данным Управления статистики самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР), в Дебальцево на 1 июля проживало 25 тыс. человек.

ДНР, с одной стороны, начала национализацию рынков как очевидные источники поступления наличных денег. С другой стороны, попыталась заставить платить торговцев таможенные пошлины на ввезенный товар. Это вызвало бунты рыночных торговцев сначала в мае в Макеевке и Донецке, потом в июле в Донецке и Горловке.

Читать еще:  Простой домашний бизнес

В прошлый понедельник пал знаковый для Донецка рынок «Сокол» в микрорайоне Текстильщик. Это новый городской рынок, выстроенный с нуля на новом месте бывшим городским депутатом от Партии регионов Геннадием Кортуновым, уехавшим в Крым. По закону о национализации рынков в ДНР «Сокол» забрали в госсобственность. Первым делом новые хозяева уволили весь коллектив, потом начали интересоваться, как сводить кассовые аппараты. У Кортунова рядом с рынком машинный двор со снегоуборочным транспортом, цех по производству контейнеров и торговых павильонов. Все это частная собственность, но она обслуживала рынок и также может попасть под национализацию.

До «Сокола» в том же районе национализировали торговый центр «Меркурий», который сдавал площади под точки розничной торговли. ТЦ перешел в госсобственность из-за указа о национализации рынков, но поспорить насчет формулировок у хозяев не получилось.

Национализация рынков, смена правил игры в налоговой и появление обязательного растаможивания товара вызвали резкие протесты со стороны торговцев. Протестов здесь опасаются, и к активному народу, который после обстрелов готов на все, стараются прислушиваться.

С июля 2016 года для мелких предпринимателей очередной раз изменили налоговую систему. Раньше любой торговец должен был платить 2,5% с оборота, «крупный» — больше десяти сотрудников — 6%. Сейчас мелким — таксистам, парикмахерам, одиночным торговцам — вышло облегчение. Теперь «1-я группа» платит патент (500 руб.) и взнос в пенсионный фонд (600 руб.) и за 1,1 тыс. руб. в месяц получает полную свободу от любой отчетности.

«2-й группе» — тому самому «крупному» бизнесу — надо вести отчетность и платить 6% с проданного. Также по приказу главы республики они должны поднять официальную зарплату (налоги с которой платятся с каждого работающего сотрудника) до 8 тыс. руб. В налоговой, кстати, можно торговаться. На условиях анонимности торговцы говорят, что «нижний порог» в Донецке составляет 6,4 тыс. руб. и 6 тыс. в Горловке. Приказ вызывает крайнее раздражение — республиканский центр занятости по-прежнему визирует контракты с минимальной заработной платой в 2,5 тыс. руб. в месяц. На эти деньги нанимают строительных рабочих на работы по «восстановлению народного хозяйства» и на эти же деньги берут любых сотрудников в любые фирмы «на испытательный срок». Потом людей увольняют и снова берут — формально приказ, конечно, обходят, хотя писанина многих раздражает.

В Донецке считают, что город у них очень благополучный по сравнению с Красным Лучом (это самопровозглашенная Луганская народная республика). Там 2–3 тыс. руб. — огромная зарплата, и ее не найти. Поэтому люди стремятся переехать в хлебный Донецк на заработки.

Схемы выживания

Крупному бизнесу чуть легче, но все равно он находится в состоянии постоянной борьбы за жизнь. Андрей, один из крупных предпринимателей с бизнесом в ЛНР и ДНР, рассказал «Газете.Ru», что в 2014 году соседнее с его заводом предприятие порезали на металлолом как «бесхозное». А на заводе Андрея директор убедил всех учредителей, что лучше работать, рисковать, но сохранить производство. Но вскоре к предприятию пришли вооруженные люди из соседней части и потребовали ежедневно сдавать выручку им на нужды обороны.

Подробнее:

Что значит для Донбасса взрыв автомобиля Игоря Плотницкого

«Мы успели предупредить основных клиентов, и на нас вооруженные люди не нажились. С появлением правоохранительных структур наш энергичный директор нашел другую «крышу», и тот батальон отодвинули. Потом пришли еще чуть более цивилизованные времена, и дошла очередь до плотной работы с министерством налогов и сборов. Эти начисляют штрафы иногда, которые мы отвозим наличными в целлофановом пакете», — рассказывает Андрей.

Предприятие Андрея платит налоги и в республике, и на Украине, заказы выполняет в двух юрисдикциях, рассчитываясь в рублях и гривнах.

«Сырье завозим как получится. Банков нет, кредитов получить тоже негде. Любой ущерб банки и страховые компании на Украине за форс-мажор не признают, потому что военного положения нет, войны нет, а АТО в договорах не прописано», — говорит коммерсант.

Его предприятие работает и с сырьем из России. В первое время была схема оплаты поставок из России через банки Южной Осетии. Теперь действуют схемы через многочисленные некоммерческие организации (НКО). Но поскольку объемы производства и закупки сырья резко упали, коммерческим фирмам в Ростове невыгодно возить в самопровозглашенную республику бухгалтера с платежными поручениями на НКО. Поэтому Андрей с российскими друзьями открыли фирму в Ростове и он покупает сырье через нее.

Его завод в 2014 году смог вывезти большую партию сырья из Китая в мариупольский порт, а далее вывезти все это в Киев.

Доставить сырье из Киева раньше можно было за отдельные деньги (в сумму входила мзда в пределах $6 тыс., уточняет бизнесмен) по железной дороге до Ясиноватой. На этом транспортном узле вагон «ломался» по небольшим ценам около 1,5 тыс. гривен за вагон. Вопрос решался с держащей район бригадой «Восток». Сейчас эта схема перекрыта властями.

До войны его завод готовил 600 тонн продукции в месяц, сейчас этот показатель упал до 40 тонн. Предприятие работает на налоги и зарплату сотрудников и сохраняет помещение и оборудование от разграбления в «надежде на лучшие времена». К этому можно прибавить риски украинских законов, которые плату налогов в ЛНР и ДНР рассматривают как «финансирование терроризма».

С другой стороны, позиция Украины по транспортной и экономической блокаде может постепенно измениться. Бывший губернатор Луганской области, а ныне заместитель министра Украины по делам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука в середине июля сделал в Мариуполе несколько громких заявлений. Он анонсировал возможное возобновление пассажирских перевозок через линию разграничения и возобновление торговли с самопровозглашенными республиками.

В Киеве, видимо, начали понимать, что блокада неспособна разорить соседа окончательно. А вот людей и бизнес с той стороны при такой блокаде Украина постепенно теряет.

Из слов Туки неясно, будет ли торговля оформляться как внешнеэкономическая деятельность. В любом случае, сейчас бизнес в ЛНР и ДНР в тяжелом положении, и даже разрешение торговли с Киевом поможет лишь отчасти. В республике приняли закон о 20-процентной пошлине на товары с Украины. Получается, бизнес при ввозе украинских товаров и сырья заплатит налоги в самопровозглашенных республиках и на Украине, а уже на полках будет соревноваться с российской продукцией, ввезенный с ценой за вычетом возвращенного российского НДС.

Заводы простаивают

В конце июля 2016 года крупнейший украинский производитель холодильников «Норд» заявил о консервации завода в Донецке. Производство закрыли, так как компания не контролирует предприятие.

Читать еще:  Как научиться вести бизнес

«Норд» принадлежит бывшему народному депутату от Партии регионов Валентину Ландику, одному из фигурантов списка невъездных персон в ДНР, принятого по постановлению главы непризнанной республики Александра Захарченко. Черный список появился 1 июня, в него вошли бывшие крупные донецкие чиновники и бизнесмены вроде Сергея Таруты («Форбс» оценивает его состояние в $126 млн) и Рината Ахметова (по данным «Форбс», у него $2,3 млрд). Ландик — красный директор из первой волны «регионалов», он умел работать с любой властью в Киеве. В 2005 году, после победы так называемой «оранжевой революции», во время первого посещения Донецка президентом Виктором Ющенко Ландик подарил тому оранжевый холодильник. С нынешней ситуацией «Норд» не совладал. Всему виной невозможность поставок комплектующих с украинской территории и вывоза готовой продукции туда же из-за украинской блокады.

Другую типичную ситуацию с промышленностью в регионе «Газете.Ru» описал источник на предприятии ВПК «Топаз».

«Вначале нам много обещали, приезжали специалисты из Питера, комплекс радиопомех «Мандат» угнали куда-то в обмен на бронетехнику, — говорит источник. — Потом много чего планировали, но в итоге стоим.

Часть оборудования порезано на металлолом. В частности, все цветные части немецких котлов для отопления цехов и часть станков. Рабочие через центр занятости переведены временно в «коммунальные работники». Улицы не метут, конечно. Но и получают в ожидании по 2000 руб. в месяц».

В свое время американцы обвинили Украину в поставках в Ирак комплексов радиоэлектронной разведки «Кольчуга», которые выпускал «Топаз». Если пассивный комплекс совместить с зенитно-ракетным, он мог сбивать истребители «Стелсы». «Кольчугу» в Ираке не нашли, но после такой рекламы их покупали все — от Туркмении до Вьетнама, именно они применялись против российских ВВС в 2008 году в Грузии. В 2014 году работала программа по господдержке предприятия, и оно работало на украинскую армию. Комплекс «Кольчуга» для минобороны украинские власти умудрились вывезти транспортным самолетом в мае 2014 года, а вот заказанный для украинской армии комплекс РЭБ «Мандат» в итоге остался в Донецке.

Большинство госзаводов в Донецке постигла участь «Топаза». В одном из центральных районов Донецка — Калининском — из 25 довоенных предприятий сейчас работают три. Отсюда и стабильная риторика властей самопровозглашенных республик о «входе на бесхозные предприятия».

Собственников как могут заставляют вернуться или запустить хоть какие-то бизнес-процессы в законсервированных помещениях.

Перспективы национализации промышленности

Подробнее:

В распоряжении «Газеты.Ru» оказались закрытые социологические выкладки из ДНР

В прошлую пятницу, 5 августа, Александр Захарченко провел знаковую пресс-конференцию. Он еще раз пояснил всем, что такое жить на непризнанной территории и не иметь международных сертификатов на продукцию. С внутренними сертификатами, по словам Захарченко, у ДНР проблем нет, поэтому создаваемый на базе предприятия российской корпорации «Мечел» металлургический завод будет в первую очередь работать на внутренний рынок.

«В дальнейшем благодаря переговорам с бывшими собственниками продукция будет выпускаться на рынки дружественных нам государств», — сообщил Александр Захарченко.

Эти «переговоры с бывшими собственниками», видимо, идут по всем фронтам. На той же пресс-конференции Захарченко заявил, что жемчужину империи Ахметова Харцызский трубный завод (ХТЗ) никто национализировать не будет. Но при этом пообещал, что республика пересмотрит приватизацию предприятия и, возможно, реприватизирует его.

За словами о реприватизации последовали вполне конкретные намеки. Уже 1 августа на официальном сайте ДНР вдруг появилась информация, что на заводе в июле провели большую проверку «по соблюдению нормативных правовых актов по промышленной безопасности и охране труда».

Проверяющие из Гостехнадзора самопровозглашенной республики на огромном заводе выявили 205 нарушений, запретили эксплуатацию 30 объектов, оштрафовали четыре должностных лица и потребовали устранить нарушения с 23 предписаниями. До этого о работе Гостехнадзора не было особо слышно. С риторикой о «национализации», «реприватизации», «введении государственного управления на бесхозное имущество» в самопровозглашенных республиках будут добиваться работы крупного бизнеса на себя хотя бы частично.

Законы 1961 года и сторожи элитных квартир. 10 интересных фактов о бизнесе в «ДНР»

Alexander Ermochenko / Reuters

Alexander Ermochenko / Reuters

Как работает, выживает и мутирует частный бизнес на временно неконтролируемых Украиной территориях Донецкой области.

Неоднократный передел собственности, никем не признанный статус » народных республик», экономическая блокада, отсутствие цивилизованной банковской системы и свободного перемещения капитала — и еще множество странных и пугающих особенностей жизни на неподконтрольной Украине территории Донецкой области, к которым приспосабливается местный бизнес. На что же он похож сегодня?

Интернет-журнал Спектр.Пресс опубликовал репортаж-расследование о том, в каких условиях и как работает частный бизнес на неконтролируемых территориях Донбасса. НВ Бизнес выбрал 10 самых показательных моментов, вполне наглядно демонстрирующие особенности экономической системы « ДНР».

Собственность и управление

1. С введением боевиками в 2017 году « внешней администрации» на крупных предприятиях, горно-металлургический комплекс « республики» был переориентирован на Россию. Так, железную руду везут за 1500 км с Кольского полуострова, а РЖД делает скидку в 25% на ее доставку на Донбасс. Произведенную металлургическую заготовку вывозят обратно в Россию — на российские меткомбинаты, а оттуда производится экспорт уже « российской» продукции.

При этом объемы поставок сырья находятся на крайне низком уровне. «Россия поставляет в год 1,5 млн т окатыша, соответственно производство ограничено именно этим объемом сырья», — рассказал источник в компании Метинвест. Для сравнения только один Енакиевский металлургический завод в 2013 году выплавил 2,9 млн т стали.

2. Компании, которые не попали под « внешнее управление», нашли способ продолжать бизнес на неконтролируемых территориях и при этом не нарушать украинское законодательство в части финансировании терроризма — оформление аренды. Так, в аренду сдано, к примеру, находящееся в Донецке производство компании АВК. На конфетах Стрела, производимых АВК, указано, что их делают на фабрике Ланконд ( Донецк).

Однако использование посредников в качестве арендаторов далеко не безопасно — со временем они стали пользоваться чужим бизнесом как своим. Издание утверждает, что именно из-за подобного конфликта был арестован в Москве владелец водочной корпорации Олимп Павел Климец, пытавшийся договориться о возвращении контроля над своим бизнесом.

3. Все коммерческие рынки « ДНР» были национализированы одномоментно — объединены в единое « Государственное предприятие Рынки Донбасса» с дирекцией в Донецке.

4. Налоговое законодательство « ДНР» было изначально сформировано на базе законов УССР… 1961 года — боевики просто выбрали последнюю законодательная базу, которая существовала до провозглашения независимости Украины.

Читать еще:  Фитнес зал бизнес

5. «Министерство экономики ДНР» требует, чтобы все сотрудники частных предприятий получали официальную зарплату от 10 тыс. руб. ( 3,9 тыс. грн) — именно с такой индикативной суммы должны платиться налоги. Это вызывает возмущение малого и среднего бизнеса, для которого 10 тыс. — почти неподъемная сумма. Для сравнения, зарплаты врачей и учителей в «ДНР» стартуют от 6 тыс. руб. ( 2,3 тыс. грн).

Также для увеличения налоговой нагрузки боевики требуют проводить до 90% коммерческих оплат в безналичной форме, через « Республиканский банк ДНР». Бухгалтерские документы требуют даже при заключении розничных сделок.

6. В «ДНР» довольно простая система налогообложения для предприятий: 2% налог с оборота и 15% налог с прибыли, НДС отсутствует. Но при этом фискальные органы « ДНР» набраны по довоенному штату « полной» Донецкой области, при том, что боевики контролируют не более 30% ее территории — так что инспекторы в переизбытке, а количество предприятий и предпринимателей, значительно меньше, чем до 2014 года.

7. Продукция « ДНР» не выдерживает конкуренции с российской. Одна из причин — российскому бизнесу при поставках в «ДНР» сделки регистрируют, как экспорт в Украину и возмещают НДС. Еще одна — чрезмерная бюрократизация при оформлении экспорта донецкой продукции в РФ.

К примеру, донецкая газета Старт печатается в Ростове-на-Дону — даже с затратами на таможню и транспорт получается дешевле, чем печать в Донецке.

8. Один из самых развитых сегментов частного бизнеса — автобусные перевозки ( в отсутствии железнодорожного и авиасообщения). Самые популярные российские направления — Ростов-на-Дону и Москва. Ну и, конечно, процветает « пенсионный туризм» в Украину.

С 2015 года через линию соприкосновения не пропускают автобусы и грузовики, поэтому самым популярным грузовым транспортом стали микроавтобусы типа Газелей. Вывоз с неподконтрольной территории бытовой техники или мебели ( например, после продажи квартиры) весом до 2 т стоит около 6 тыс. грн с доставкой в Волноваху и от 10 тыс. грн с доставкой в Киев. Есть прайсы на отдельные грузы — от сумки до телевизора и холодильника.

9. Еще один из успешно развивающихся бизнесов — продажа недвижимости. Цена на жилье в Донецке в среднем в четыре раза ниже довоенной ( с незаконченным ремонтом — в пять раз). «В итоге, квартира, которая стоила $75 тыс. на конец 2013-го, в очень удачном случае уйдет за $15 тыс.», — пишет издание.

При этом все документы о праве на недвижимость необходимо с нуля переоформлять по «законам ДНР». Пакет « документов» включает « техпаспорт», который действует всего год, информационную справку и оценку недвижимости. 1% оценочной стоимости необходимо заплатить в виде налога в бюджет « ДНР».

Продать квартиру можно и при помощи посредников, не пересекая линию разграничения: услуги адвокатов стоят около 200 евро, посредники при передаче денег берут за свои труды 2% от суммы.

10. Особенности торговли недвижимостью привели к созданию специфических рабочих мест. Так, хозяева элитной недвижимости, которые не спешат снижать цену, сами не живут в «ДНР», и не хотят оставлять имущество без присмотра, активно нанимают сторожей: им выпадает возможность пожить в роскошных апартаментах, получая при этом еще и зарплату, сравнимую с заработком учителя или врача — около 5−6 тыс. руб. ( 70−80 евро).

В Донецке начинается НЭП

Один из создателей предпринимательского клуба — Николай Волобуев. Он понимает, что на украинскую территорию ни ему, ни его бизнесу дороги нет. Внешне мой собеседник совсем не похож на типичного бизнесмена: передвигается по городу на такси, и вместо айфона — заурядный смартфон. Но для донецких предпринимателей, ведущих дело в полувоенных условиях, — это в порядке вещей. Да и вообще в Донецке особое предпринимательство и особый бизнес-климат.

«По большому счету бизнес ДНР как таковой появился после объявления Украиной блокады. Пока шли активные боевые действия, новый бизнес у нас не развивался, а старый — просто доживал свой срок, распродавая довоенные запасы. Нужно было думать, чем заниматься в сложившихся условиях. С рынка ушли крупные игроки, испугавшиеся войны и неопределенности, непонятно было, что станет с промышленностью и торговлей. Уехали на Украину «идейные» бизнесмены, а в Россию — те, кто хотел сохранить спокойствие и привычный уровень комфорта. Конкуренции почти не было, зато накопленные перед войной деньги у людей еще имелись. Нужно было только переориентировать товарный поток и логистику, то есть везти товар не с Украины, как раньше, а из России. Тогда все получалось легко», — вспоминает он ситуацию после 2014 года.

Однако потом накопления у людей закончились, и уровень потребления резко упал, что повлекло изменения модели ведения бизнеса. С одной стороны — выросла конкуренция, некоторые уехавшие в начале войны бизнесмены вернулись, с другой — изменилась структура спроса.

«Если раньше донецкий бизнес больше ориентировался на прослойку обеспеченных людей, то теперь он переориентировался на потребителей с небольшими, но стабильными доходами. Это чиновники, бюджетники, пенсионеры, военные», — рассказывает Волобуев. Поэтому, по словам донецкого бизнесмена, к коммерческому сословию пришло понимание того, что «как раньше уже не будет». «Раньше в Донецке были очень популярны консалтинг и всевозможные бизнес-тренинги. А теперь те, кто этим занимался, удивляются, почему к ним никто не приходит. Но теперь это не нужно. Среда сильно изменилась, и значит, бизнесу тоже нужно меняться», — приводит Волобуев актуальный пример.

По словам бизнесмена, сегодня в республике самыми конкурентными и доходными сегментами торговли вновь стали продукты питания, одежда, лекарства. За ними подтягивается и собственное производство — восстанавливают работу птицефабрики и мясокомбинаты, есть планы по выращиванию рыбы.

«Сельское хозяйство никогда не было развито в Донбассе. Но сейчас все изменилось. Мы обеспечиваем себя сельхозпродукцией максимум на 60 процентов, например, по муке. А по некоторым позициям — всего на 5-10 процентов. То есть это огромное окно возможностей с гарантированным сбытом», — считает лидер «Делового Донбасса». Большие перспективы он видит в «давальческой» схеме производства, когда донецкие предприятия перерабатывали бы российское сырье в соответствии с российскими стандартами.

«Здесь проще запустить бизнес: ниже порог входа, меньше конкуренция. Тут дешевле недвижимость, тарифы на энергию и рабочая сила. Все это может стать точкой взрывного роста. Вновь наступает эпоха светлых ожиданий. В последнее время декларируются, да и уже наблюдаются позитивные тенденции», — говорит он. По словам Волобуева, среди таких тенденций — открытость власти и налоговиков, новый подход к бесхозному имуществу, возврат рынков в частную собственность и многое другое.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector