Vsv-fin.ru

Финансовая грамотность
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гении и аутсайдеры малкольм гладуэлл отзывы

Гении и аутсайдеры малкольм гладуэлл отзывы

Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?

The Story of Success

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Malcolm Gladwell, 2008

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

Эту книгу хорошо дополняют:

Моей бабушке Дейзи

«Местные жители умирали от старости. Вот так вот»

Городок Розето-Вафорторе расположен в ста шестидесяти километрах юго-восточнее Рима у подножия Апеннин в итальянской провинции Фоджа. Он выстроен по принципу средневековых деревень: вокруг большой центральной площади. На площади стоит дворец семьи Саджезе, некогда владевшей обширными землями в этих краях. Арочный проход ведет к церкви Мадонны горы Кармель. Узкие каменные ступени, по обе стороны которых сгрудились двухэтажные домики с красными черепичными крышами, поднимаются в гору.

Веками жители Розето трудились в мраморных карьерах в горах или на полях в раскинувшейся внизу долине. Каждое утро и каждый вечер они преодолевали по шесть километров вниз с горы и обратно в гору. Им приходилось нелегко. Эти крестьяне были почти безграмотны, отчаянно бедны и особо не надеялись на лучшее. Но в конце XIX в. до них дошел слух о стране по другую сторону океана и о возможностях, которые она сулила.

В январе 1882 г. группа из 11 жителей Розето – десять мужчин и один мальчик – отправилась за океан, в Нью-Йорк. Первую ночь они провели на полу трактира на Малберри-стрит, в районе Манхэттена под названием Маленькая Италия. После этого они двинулись на запад и нашли работу в сланцевом карьере в 145 км от Нью-Йорка, в городке Бангор, что в штате Пенсильвания. Через год из итальянского Розето в Америку уехали еще 15 человек. Кое-кто из них осел в Бангоре, чтобы работать вместе со своими соотечественниками в сланцевом карьере. Вновь прибывшие иммигранты послали весточку домой, описывая перспективы Нового Света, и вскоре розетонцы один за другим стали паковать вещи и перебираться в Пенсильванию. Ручеек из первых иммигрантов превратился в мощный поток. За один только 1894 г. 1200 розетонцев обратились за американскими паспортами, оставив целые улицы в родной деревне опустевшими.

Вновь прибывшие принялись скупать землю на каменистом горном склоне, который связывала с Бангором одна-единственная крутая тропа. На узких улочках, разбегавшихся вверх и вниз по склону, возводились тесно прижавшиеся друг к другу двухэтажные каменные дома с шиферными крышами. Появилась церковь Девы Марии горы Кармель. Главная улица, на которой она стояла, получила название Гарибальди-авеню – в честь героя объединения Италии. Поначалу свой городок жители окрестили Новой Италией. Но вскоре название сменили, выбрав то, что показалось им наиболее уместным, учитывая, что все они происходили из одной деревни. Новая Италия превратилась в Розето.

В 1896 г. настоятелем церкви Девы Марии горы Кармель стал энергичный молодой священник – отец Паскуаль де Ниско. Он создал церковную общину, начал устраивать празднества, призывал жителей расчищать землю и высаживать на задних дворах своих домов чеснок, фасоль, картофель, дыни и фруктовые деревья. Он раздавал семена и клубни. В городке проснулась жизнь. Розетонцы начали разводить свиней и выращивать виноград, из которого делали домашнее вино. Они построили школы, монастырь, разбили парк и создали кладбище. На Гарибальди-авеню открылись маленькие магазинчики, булочные, рестораны и бары. Появилось около дюжины швейных фабрик.

Соседний Бангор заселили преимущественно валлийцы и англичане, а в другом близлежащем городке проживали в основном немцы. Из-за натянутых отношений между мигрантами британского, немецкого и итальянского происхождения Розето оставался городом, закрытым для внешнего мира. Если бы вам выпала возможность побродить по улицам Розето в первые несколько десятилетий XX в., вы бы услышали только итальянскую речь, и не просто итальянскую, а южный диалект Фоджи, на котором в свое время говорили в итальянском Розето.

Для жителей Розето в их городке заключался весь мир, крошечный, но самодостаточный. Таким бы он и оставался, если бы не человек по имени Стюарт Вульф.

Вульф был врачом, изучал заболевания желудка и преподавал в медицинской школе Оклахомского университета. Лето он проводил на ферме в Пенсильвании, недалеко от Розето, хотя это ничего не значило, ведь Розето настолько отдалился от остального мира, что о нем мало что знали даже жители соседних городков. «Как-то летом – где-то в конце 1950‑х гг. – меня пригласили прочитать лекцию в местном медицинском обществе, – рассказывал Вульф в одном из интервью. – После лекции ко мне подошел местный доктор и пригласил на кружку пива. Во время беседы он сказал мне: “Знаете, я работаю здесь семнадцать лет, пациенты приезжают ко мне отовсюду, но за все это время у меня не было ни одного пациента из Розето моложе шестидесяти пяти лет с заболеванием сердца”».

Вульф отнесся к этому сообщению скептически. В 1950‑х гг. еще не появились лекарства для снижения уровня холестерина и не была введена профилактика сердечных заболеваний. Инфаркты приобрели в Соединенных Штатах характер эпидемии и стали основной причиной смерти людей моложе 65 лет. Здравый смысл подсказывал, что, будучи врачом, невозможно ни разу не столкнуться с сердечным заболеванием.

Вульф решил разобраться. Заручившись помощью студентов и коллег, он внимательно изучил свидетельства о смерти жителей города за длительный период – столько, сколько смог достать. Проанализировал записи врачей. Составил родословные. «Работы было хоть отбавляй, – вспоминал Вульф. – Исследование было начато в 1961 г. Мэр выделил нам в помощь четырех своих сестер и позволил обосноваться в здании муниципалитета. Я поинтересовался, где же они будут проводить заседания, на что он ответил: “Мы их на время отложим”. Дамы приносили нам ланч. У нас были маленькие кабинки, где мы брали у людей кровь и делали электрокардиограммы. Так прошло четыре недели. После этого я поговорил с властями, и они на все лето выделили нам здание школы. Туда мы приглашали всех жителей Розето на обследование».

Результаты выглядели более чем странно. Ни один житель Розето моложе 55 лет не умер от инфаркта и не имел никаких сердечных заболеваний. Среди людей старше 65 лет смертность от болезней сердца составляла половину от средних показателей по стране. Смертность от всех других причин была на 30–35 % ниже, чем, по идее, должна бы быть.

Читать еще:  Https profitcentr com отзывы

Вульф позвал на помощь своего друга, социолога из Оклахомы Джона Бруна. «Я нанял студентов-медиков и аспирантов-социологов в качестве интервьюеров, и мы ходили из дома в дом, опрашивая всех людей старше двадцати одного года, – вспоминает Брун. Эти события происходили более пятидесяти лет назад, но в голосе Бруна, когда он рассказывает об этом исследовании, и сейчас слышится изумление. – Ни самоубийств, ни алкоголизма, ни наркотической зависимости и крайне мало преступлений. У них не было ни одного человека на пособии. Тогда мы стали искать кого-нибудь с язвой желудка. Ни одного случая. Местные жители умирали от старости. Вот так вот».

У коллег Вульфа было специальное название для таких людей, как розетонцы, – для тех, к кому невозможно было применить стандартные правила, для тех, чья жизнь выходила за рамки привычного. Жители Розето были особенными.

Гении и аутсайдеры

Малкольм Гладуэлл

Жизнь несправедлива. Деньги, власть, слава и успех распределяются среди людей крайне неравномерно. Но почему одним все, а другим ничего? Правильно ли сводить причины успеха только лишь к личным качествам, дарованным природой?
Малкольм Гладуэлл — первый, кто обнаружил скрытые законы за тем, что всегда казалось исключительно волей случая. Эти законы объясняют, почему выдающиеся хоккеисты рождаются, как правило, в январе и практически никогда — в октябре; почему азиатским школьникам математика дается легче, чем другим; почему, чтобы стать престижным нью-йоркским адвокатом, нужно быть евреем.
Книга показывает, что общего у Билла Гейтса, «Битлз» и Моцарта и почему им удалось переплюнуть сверстников. «Гении и аутсайдеры» — не пособие «как стать успешным». Это увлекательное путешествие в мир законов жизни, которые вы можете использовать себе на пользу.

Лучшая рецензия на книгу

Перечитывая книгу, был приятно удивлён, что она не разочаровала и во второй раз, как это произошло с книгой «Давид и Голиаф». Более того, я определённо занизил книгу оценку, когда в первый раз прочтя, поставил 3 звезды. Потому что главной причиной являлось то, что в книге «Начинай с малого. Научно доказанная система достижения больших целей» упоминается как раз Гладуэлл и эта самая книга с темой 10.000 часов и то, что Гладуэлл ошибочно интерпретировал данные. Так что, да, с темой про 10,000 часов, не всё так ясно и просто. Однако мы можем оставить её за скобками. К тому же, лично мне понравились некоторые другие идеи автора. Да и что-то мне подсказывает, что 10,000 часов не являются основополагающей темой. Да, автор пишет о важности тренировок, но мы знаем и так, что в мозгу происходят изменения с каждым разом, когда мы тренируем тот или иной навык. Т.е. «тропа» нейронов становится всё более протоптанной.
Итак, автор пишет, в чём секрет успеха. И, согласно его взгляду, IQ не является основополагающем фактором в этом деле. Главным же является атмосфера, в которой воспитывался ребёнок, какие у него были родители и даже насколько он хорошо был обеспечен. Всё это играет большую роль, нежели интеллектуальные данные. Как я понимаю, мы не берём крайние случаи, мол, даже из идиота можно сделать управляющего. Нет, мы возьмём обычный случай, т.е. просто сообразительных детей и увидим, что изменяя окружающую обстановку, окружение в которой они воспитываются, один достигнет вершин в карьере, а другой, условно говоря, останется на дне. Причина этого проста: тогда как один ребёнок, например, Билл Гейтс, получает довольно серьёзные возможности (возможность исследовать компьютер, когда это мало кому доступно, а также посещать музеи с родителями, заниматься самообучением, когда наступают каникулы в школе), другой не получает фактически ничего. Как пишет автор, второй ребёнок оказывается перед телевизором, с ним никто не занимается, из-за чего полученные знания улетучиваются, в то время как с первым ребёнком ведут образовательную деятельность. В принципе, тут даже финансовые возможности (отсутствие необходимости работать) может существенно повлиять на получение знаний. Так же, как я понял автора, второй ребёнок может недополучить социальный капитал, т.е. умение обратиться к нужным людям правильно подобранными словами. И в качестве подтверждения своей теории автор приводит несколько историй с соответствующими итогами. Разумеется, это лишь истории, а не статистические данные и мы всегда можем найти историю, которая будет подтверждать нашу теорию. Но разумное зерно тут определённо есть. Не нужно быть гением, чтобы видеть, что в благополучных семьях дети чаще достигают, если не успеха, то прочных финансовых позиций, в то время как дети из гетто влачат довольно жалкое существование (или просто спиваются). В общем, первая половина книги, которая как раз и будет посвящена только этой теме, довольно интересная. Что ещё важно упомянуть, так это то, что тема «окружение критически влияет на нас, на наши мысли, действия и, в конце концов, на судьбу», не является чем-то новым, т.к. я уже несколько раз встречал подобные утверждения и даже видел её в довольно серьёзном учебном пособии по социальной психологии. Так что я бы не стал отмахиваться от идей автора.
Следующая часть книги не произвела на меня большого впечатления и мне, по существу, было скучно. Автор пишет как будто о культурном коде, который въедается в человека и который может приводить к очень серьёзным последствиям. К примеру, свойство азиатов подчинятся старшим по званию. Или история двух американских семей устроивших вендетту. В общем, это не моё.
Третий момент, это две последних главы, где автор будет тщательно рассматривать причины авиакатастроф, придя к выводу, что основной причиной является: (помимо чрезмерной усталости) ошибка, ошибка, ошибка, ещё одна ошибка и катастрофа. Т.е. что проблема не в какой-то одной ошибке, а в их серии (а также в усталости), т.е. что одна ошибка приводит ко второй, а вторая к третьей и так до трагического финала. Другими словами, не одна фатальная ошибка, а множество мелких ошибок. Ну, не знаю. Идея интересная, но очень уж автор сузил рассматриваемые примеры. А что в других отраслях? Так же?

Читать еще:  Наборщик текста отзывы белый список

Перечитывая книгу, был приятно удивлён, что она не разочаровала и во второй раз, как это произошло с книгой «Давид и Голиаф». Более того, я определённо занизил книгу оценку, когда в первый раз прочтя, поставил 3 звезды. Потому что главной причиной являлось то, что в книге «Начинай с малого. Научно доказанная система достижения больших целей» упоминается как раз Гладуэлл и эта самая книга с темой 10.000 часов и то, что Гладуэлл ошибочно интерпретировал данные. Так что, да, с темой про 10,000 часов, не всё так ясно и просто. Однако мы можем оставить её за скобками. К тому же, лично мне понравились некоторые другие идеи автора. Да и что-то мне подсказывает, что 10,000 часов не являются основополагающей темой. Да, автор пишет о важности тренировок, но мы знаем и так, что в мозгу происходят… Развернуть

Рецензия на книгу Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?»

В чем секрет величайшего успеха в науке, бизнесе, политике? Есть знаменитое высказывание Томаса Эдисона об 1% вдохновения и 99% потения. Менее известна формула успеха Эйнштейна. Но и там на первом месте стоит работа.

Способность фанатично трудиться часами напролет.

Все это, конечно, правда. Но не вся.

В уравнении успеха есть еще несколько слагаемых.

Эти люди стали олигархами в 1990-е годы на волне приватизации. Такая экономическая ситуация в стране уже никогда не повторится. Если бы Абрамович и Прохоров родились на десять лет позже, смогли бы они повторить свой успех?

Скорее всего, нет.

Благоприятное стечение обстоятельств – еще одно мощное слагаемое в формуле успеха. Гладуэллуверен, что тесно связывая успех и личностные качества, мы допускаем большую ошибку.

Процитирую его собственные слова: «Если бы мы представляли, как глубоко коренятся причины успеха, и как сильно выдающиеся люди зависят от обстоятельств, насколько лучше и справедливее был бы наш мир?»

Он имел в виду следующее.

К началу «золотого века» в физике, то есть к 1925 году, Ландау было только 17 лет, а к 1930-му, когда он попал в Копенгаген к Нильсу Бору, весь фундамент квантовой механики был уже заложен.

Вот только один впечатляющий пример из книги. Малкольм анализирует список 75 самых богатых людей в истории человечества, который составил журнал Forbes. Состояние каждого из толстосумов оценивалось с учетом текущей покупательской способности.

Что же оказалось в итоге?

Кстати, если подобный анализ провести с нашими олигархами, которые упоминались выше, то окажется, что половина из них родились в узком временном интервале с разбросом всего в три года.

Удивительно, не правда ли?

Идем дальше. Помните, какой эпиграф был у передачи «Очевидное-невероятное»? Конечно, помните. Но ведь у Пушкина в этом стихотворении была еще одна строчка, которая осталась за кадром: «И случай, Бог – изобретатель…»

Строчка, возможно, самая гениальная. Кстати, весьма любопытно, почему она не попала на советское телевидение.

Конечно, о роли Его Величества Случая книг написано много. Но сейчас мне хочется обратиться к вашему личному опыту.

Вспомните значимые события своей жизни.

Разве вы их предвидели?

Встреча с новым человеком. Случайная фраза. Неожиданно прочитанная книга… Один миг, и вы узнали то, о чем сами никогда в жизни не догадались бы. Раз, и вы нашли что-то, чего совсем не искали. И это что-то изменило вашу жизнь.

Автор книги «Гении и аутсайдеры» приводит такой малоизвестный факт из биографии «Битлз». В 1960 году, когда музыканты были еще никому не известной школьной рок-командой, их пригласили выступать в одном из стриптиз-клубов Гамбурга.

Школа, которую группа прошла в этом городе, стала основой ее дальнейшего взлета. Без Гамбурга «Битлз» вполне могли бы выбрать совсем другой путь развития.

Дело в том, что в Ливерпуле будущие звезды выступали в лучшем случае по одному часу, да и то играли только хиты. Одни и те же композиции на каждом своем выступлении.

Узнал ли весь мир о «Битлз», если бы они продолжали играть по часу в день в своем родном городе? Кто знает, кто знает…

Случайная встреча двух людей в одночасье перевернула судьбу легендарной группы.

Талант, амбициозность, бешеное трудолюбие. Безусловно, без этого добиться победы трудно. По сути, все истории, описанные в книге, рассказывают о людях, которые работали намного больше, намного усерднее своих сверстников. Но только этого недостаточно.

Почему многие одаренные люди не стали выдающимися личностями?

Вы можете быть умным, работящим, честолюбивым. И все равно не дойти до вершины. Все равно остаться на обочине жизни.

Никто не имеет права свысока посматривать на других и заявлять: «Я всего добился самостоятельно». Во всяком случае, после этой книги вы точно так сказать не сможете.

Потому что ваше представление об успехе сильно изменится.

P. S.

Единственная претензия, которая у меня есть к книге, – это претензия к ее переводчику. Все-таки оригинальное название «Outliers: Why Some People Succeed and Some Don’t» гораздо содержательнее и богаче русского перевода.

«Outliers» – это термин, который используется в математической статистике для обозначения результатов эксперимента, которые сильно выделяются из общего ряда. Попросту говоря, это аномалии. Флуктуации.

Гении и аутсайдеры малкольм гладуэлл отзывы

Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?

The Story of Success

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

© Malcolm Gladwell, 2008

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2016

Эту книгу хорошо дополняют:

Моей бабушке Дейзи

«Местные жители умирали от старости. Вот так вот»

Городок Розето-Вафорторе расположен в ста шестидесяти километрах юго-восточнее Рима у подножия Апеннин в итальянской провинции Фоджа. Он выстроен по принципу средневековых деревень: вокруг большой центральной площади. На площади стоит дворец семьи Саджезе, некогда владевшей обширными землями в этих краях. Арочный проход ведет к церкви Мадонны горы Кармель. Узкие каменные ступени, по обе стороны которых сгрудились двухэтажные домики с красными черепичными крышами, поднимаются в гору.

Веками жители Розето трудились в мраморных карьерах в горах или на полях в раскинувшейся внизу долине. Каждое утро и каждый вечер они преодолевали по шесть километров вниз с горы и обратно в гору. Им приходилось нелегко. Эти крестьяне были почти безграмотны, отчаянно бедны и особо не надеялись на лучшее. Но в конце XIX в. до них дошел слух о стране по другую сторону океана и о возможностях, которые она сулила.

Читать еще:  Фильм о нем отзывы

В январе 1882 г. группа из 11 жителей Розето – десять мужчин и один мальчик – отправилась за океан, в Нью-Йорк. Первую ночь они провели на полу трактира на Малберри-стрит, в районе Манхэттена под названием Маленькая Италия. После этого они двинулись на запад и нашли работу в сланцевом карьере в 145 км от Нью-Йорка, в городке Бангор, что в штате Пенсильвания. Через год из итальянского Розето в Америку уехали еще 15 человек. Кое-кто из них осел в Бангоре, чтобы работать вместе со своими соотечественниками в сланцевом карьере. Вновь прибывшие иммигранты послали весточку домой, описывая перспективы Нового Света, и вскоре розетонцы один за другим стали паковать вещи и перебираться в Пенсильванию. Ручеек из первых иммигрантов превратился в мощный поток. За один только 1894 г. 1200 розетонцев обратились за американскими паспортами, оставив целые улицы в родной деревне опустевшими.

Вновь прибывшие принялись скупать землю на каменистом горном склоне, который связывала с Бангором одна-единственная крутая тропа. На узких улочках, разбегавшихся вверх и вниз по склону, возводились тесно прижавшиеся друг к другу двухэтажные каменные дома с шиферными крышами. Появилась церковь Девы Марии горы Кармель. Главная улица, на которой она стояла, получила название Гарибальди-авеню – в честь героя объединения Италии. Поначалу свой городок жители окрестили Новой Италией. Но вскоре название сменили, выбрав то, что показалось им наиболее уместным, учитывая, что все они происходили из одной деревни. Новая Италия превратилась в Розето.

В 1896 г. настоятелем церкви Девы Марии горы Кармель стал энергичный молодой священник – отец Паскуаль де Ниско. Он создал церковную общину, начал устраивать празднества, призывал жителей расчищать землю и высаживать на задних дворах своих домов чеснок, фасоль, картофель, дыни и фруктовые деревья. Он раздавал семена и клубни. В городке проснулась жизнь. Розетонцы начали разводить свиней и выращивать виноград, из которого делали домашнее вино. Они построили школы, монастырь, разбили парк и создали кладбище. На Гарибальди-авеню открылись маленькие магазинчики, булочные, рестораны и бары. Появилось около дюжины швейных фабрик.

Соседний Бангор заселили преимущественно валлийцы и англичане, а в другом близлежащем городке проживали в основном немцы. Из-за натянутых отношений между мигрантами британского, немецкого и итальянского происхождения Розето оставался городом, закрытым для внешнего мира. Если бы вам выпала возможность побродить по улицам Розето в первые несколько десятилетий XX в., вы бы услышали только итальянскую речь, и не просто итальянскую, а южный диалект Фоджи, на котором в свое время говорили в итальянском Розето.

Для жителей Розето в их городке заключался весь мир, крошечный, но самодостаточный. Таким бы он и оставался, если бы не человек по имени Стюарт Вульф.

Вульф был врачом, изучал заболевания желудка и преподавал в медицинской школе Оклахомского университета. Лето он проводил на ферме в Пенсильвании, недалеко от Розето, хотя это ничего не значило, ведь Розето настолько отдалился от остального мира, что о нем мало что знали даже жители соседних городков. «Как-то летом – где-то в конце 1950‑х гг. – меня пригласили прочитать лекцию в местном медицинском обществе, – рассказывал Вульф в одном из интервью. – После лекции ко мне подошел местный доктор и пригласил на кружку пива. Во время беседы он сказал мне: “Знаете, я работаю здесь семнадцать лет, пациенты приезжают ко мне отовсюду, но за все это время у меня не было ни одного пациента из Розето моложе шестидесяти пяти лет с заболеванием сердца”».

Вульф отнесся к этому сообщению скептически. В 1950‑х гг. еще не появились лекарства для снижения уровня холестерина и не была введена профилактика сердечных заболеваний. Инфаркты приобрели в Соединенных Штатах характер эпидемии и стали основной причиной смерти людей моложе 65 лет. Здравый смысл подсказывал, что, будучи врачом, невозможно ни разу не столкнуться с сердечным заболеванием.

Вульф решил разобраться. Заручившись помощью студентов и коллег, он внимательно изучил свидетельства о смерти жителей города за длительный период – столько, сколько смог достать. Проанализировал записи врачей. Составил родословные. «Работы было хоть отбавляй, – вспоминал Вульф. – Исследование было начато в 1961 г. Мэр выделил нам в помощь четырех своих сестер и позволил обосноваться в здании муниципалитета. Я поинтересовался, где же они будут проводить заседания, на что он ответил: “Мы их на время отложим”. Дамы приносили нам ланч. У нас были маленькие кабинки, где мы брали у людей кровь и делали электрокардиограммы. Так прошло четыре недели. После этого я поговорил с властями, и они на все лето выделили нам здание школы. Туда мы приглашали всех жителей Розето на обследование».

Результаты выглядели более чем странно. Ни один житель Розето моложе 55 лет не умер от инфаркта и не имел никаких сердечных заболеваний. Среди людей старше 65 лет смертность от болезней сердца составляла половину от средних показателей по стране. Смертность от всех других причин была на 30–35 % ниже, чем, по идее, должна бы быть.

Вульф позвал на помощь своего друга, социолога из Оклахомы Джона Бруна. «Я нанял студентов-медиков и аспирантов-социологов в качестве интервьюеров, и мы ходили из дома в дом, опрашивая всех людей старше двадцати одного года, – вспоминает Брун. Эти события происходили более пятидесяти лет назад, но в голосе Бруна, когда он рассказывает об этом исследовании, и сейчас слышится изумление. – Ни самоубийств, ни алкоголизма, ни наркотической зависимости и крайне мало преступлений. У них не было ни одного человека на пособии. Тогда мы стали искать кого-нибудь с язвой желудка. Ни одного случая. Местные жители умирали от старости. Вот так вот».

У коллег Вульфа было специальное название для таких людей, как розетонцы, – для тех, к кому невозможно было применить стандартные правила, для тех, чья жизнь выходила за рамки привычного. Жители Розето были особенными.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector